РЕКТОР ШКОЛЫ-СТУДИИ МХАТ — ИГОРЬ ЗОЛОТОВИЦКИЙ

Адрес: Тверская улица, дом 6, стр. 7.
Телефоны: +7 495 629-39-36 (учебный отдел)
+7 495 629-32-13 (ректорат), + 7 495 629-86-56 (касса)
E-mail: public@mxat-school.ru

| «старшие брусникинцы» интервьюируют «младших» |

«Старшие брусникинцы» интервьюируют «младших»

Сила культуры, 25.04.2017
Чуть больше года назад руководитель Мастерской Дмитрий Брусникин собрал 29 ребят второго курса Школы-студии МХАТ и 11 «старших брусникинцев» и отравился с ними в путешествие в знаменитом поезде Москва-Владивосток, во время которого первые должны были собрать истории своих попутчиков для нового спектакля, а вторые помочь им. 

Мы попросили «старших брусникинцев» Анастасию Великородную и Сергея Карабаня поговорить с «младшими» – Никитой Ковтуновым и Ясминой Омерович о ТРАНССИБЕ и вспомнить, как рождался этот вербатим. 

Лиза Лернер: Никита, Ясмина, вы пользовались опытом старших ребят, которые в свое время также собирали вербатим «Это тоже я», или хотелось все сделать самим?

Никита Ковтунов: Мы пользовались опытом. Ребята были нашими кураторами, и в любых вопросах мы подходили к ним. 

Ясмина Омерович: Мне, кажется, самая большая проблема была в том, чтобы просто подойти к человеку и не выглядеть глупо. И большинство ребят спрашивали у других именно об этом.

Никита Ковтунов: Надо за короткий отрезок времени было максимальное количество всего успеть ухватить: повадки, внешность, обозначить тему, которую ты предполагаешь достать из человека. О том, как это сделать, мы советовались с ребятами.

Сергей Карабань: В любом случае, каждый человек учится вербатиму сам, потому что теория – это теория. 

Ясмина Омерович: Кто-то много донимал своего героя и каждый день к нему подходил. 

Никита Ковтунов (Ясмине): Помнишь, сколько раз мы подходили к богатой женщине и ее мужу в СВ? (Смеется) К ним подходили многие по нескольку раз, и они не отказывали в беседе. Но отвечали на все шаблонно. Но в момент их личной ссоры, нам все-таки удалось попасть в волну, и герой Мамука раскрылся и рассказал, в чем у них проблема.

Лиза Лернер: Как же вы заходили в «СВ», вы же ехали в плацкарте?

Никита Ковтунов: У нас были «засланные казачки» в виде проводников, и они нам говорили можно ли к тому или иному человеку подойти.

Сергей Карабань: У ребят еще была постоянная борьба за интересных персонажей, когда кто-то особенный заходил в вагон.

Ясмина Омерович: Это самое ужасное, что было! (Смеется) Когда были большие остановки, заходили люди. И они еще не успевали сесть, как мы все выбегали и кричали: «Этот мой!».

Лиза Лернер: Как человека, которого вы в первый раз увидели, разговорить? Ведь каждый, когда рассказывает о себе, хочет казаться немного лучше, чем он есть.

Ясмина Омерович: Люди, которые ехали на дальние расстояния, казалось, отсоединялись от всего, что у них есть, и могли разговаривать с нами искренне, ведь они видят нас первый и последний раз. Им нужно было просто рассказать именно то, как все есть, а не приукрашать. Они могли абсолютно спокойно рассказать правду, и говорили то, что никому не рассказывали.

Никита Ковтунов: Кроме того, когда ты к людям приходишь уже в оторый раз за путешествие, то момент интервью стирается, и ты становишься им просто попутчиком. Вот тогда-то они и начинали раскрываться.

Ясмина Омерович: Было даже стыдно, когда ты сидишь с включенным диктофоном во время интервью, и разговор далеко зашел, а предупредить человека забыла. И были случаи, когда ты не несешь этот материал к нашим драматургам, потому что человек был очень откровенен, и не хотел чтобы это знал кто-то еще, кроме тебя.

Анастасия Великородная (Ясмине): С этической точки зрения это все еще сидит в тебе?

Ямина Омерович: Да, стыдно немного.

Лиза Лернер: Никита, а было такое, что вы специально не говорили, что включаете диктофон?

Никита Ковтунов: Да. Я просто не говорил, что у меня есть диктофон. Просто клал телефон и продолжал разговаривать. Потому что были люди, которые против интервью, а с ними уж очень хотелось поговорить. Да, это плохо.

Лиза Лернер: А были люди, которые сами хотели рассказать и стать героями?

Никита Ковтунов: Да, были.

Ясмина Омерович: Проводницы!

Лиза Лернер: Ключевая особенность жанра вербатим— сохранение достоверности речи обычных людей. В обработке вы приукрашали истории, расставляли более сильные акценты, добавляли драматизма?

Никита Ковтунов: Нет, ничего не приукрашали. Но часто бывает, что есть такой момент, который состоялся только между тобой и твоим собеседником в интервью, и ты из-за публичной ситуации не можешь это передать зрителям.

Анастасия Великородная: Был ли среди тех, кого вы интервьюировали человек, от которого вы получили особенный ценный опыт?

Ясмина Омерович: Мне первый, кто приходит в голову – это пьяный мужчина.
Он просто сидел и плакал, рассказывал мне какие-то свои личные истории, а я ему, и мы оба плакали
(смеется). И мне потом было так стыдно, что в итоге я просто стерла эту запись.

Лиза Лернер: Почему некоторые театральные критики говорят вербатИм?

Сергей Карабань: Кто-то говорит вербариум, например (переглядываются и смеются). Критики вообще странно относятся к документальному театру.

Анастасия Великородная: Кстати, у меня с этой поездкой ассоциируются проводницы Люся и Анжела, про них можно кино снимать. У Ясмины будет в спектакле вербатим с проводницы Люси.

Ясмина Омерович: И они обе себя совершенно по-другому вели, по сравнению с другими проводницами.

Анастасия Великородная: Что было самое тяжелое для вас в этой поездке?

Ясмина Омерович: Ориентация во времени.

Никита Ковтунов: Да, это было странно. Ты просыпаешься и уже три часа дня по местному времени, а в Москве часов 9 утра. И не знаешь идти завтракать или брать интервью. И пока ты идешь умыться, позавтракать и собираешься взять интервью, день уже кончился, и уже темно.

Лиза Лернер: Транссибирская магистраль — самая длинная магистраль в мире: 18 596 км, 90 городов, 12 областей, 5 краев, 2 республики, 1 округ. В каждом из этих городов люди с определенными взглядами на жизнь и на политику, нравами, вероисповеданием и так далее. Было ли в каких-то городах было желание сойти с поезда за каким-то интересным человеком, который не раскрылся?

Сергей Карабань: Люди сильно меняются за время поездки. Когда ты приезжаешь в -50, заходят люди абсолютно с ног до головы в мехах и без зубов. Проезжаешь по России чуть дальше, и политические вопросы уходят на второй план. Потому что, когда человек думает как ему заработать на кусок мяса, получая 10 тысяч рублей, ему сложно рассуждать о политике, он думает о том, как ему прокормить 2-3 детей.

Ясмина Омерович: Я выходила на остановках, и брала интервью у 8 продавцов. У них основная забота была в том, где спать, что есть и чем платить. У них не было никаких целей и интересов, они не жили, а выживали. Причем, многие из них даже не думали, чтобы куда-то уехать при первой возможности, они просто смирились с тем, как и где они живут.


Лиза Лернер: Вернувшись в Москву, вы задумались над тем, что условия, в которых вы учитесь и работаете практически «тепличные»?

Ясмина Омерович: Да, но это не сразу понимаешь. И только спустя долгое время приходит осознание. 

Никита Ковтунов: У нас невероятная страна: люди уникальные и абсолютно разные. Природа, которая на протяжении маршрута абсолютно разная. Все это создает картину глобальную, мощную.

Лиза Лернер: Почему зритель должен прийти на этот спектакль?

Никита Ковтун: Во-первых, потому что у него благотворительная цель.

Ясмина Омерович: А, во-вторых, потому что большинство зрителей никогда в жизни не поедут по такому маршруту, пусть они посредством спектакля познакомятся с людьми, которые населяют нашу страну.

Анастасия Великородная: Как вы думаете, кто-нибудь из вас в дальнейшей жизни согласился бы на такую поездку?

Ясмина Омерович: Я думала, что если у меня будет депрессия, я куплю билет во Владивосток и уеду кататься в поезде, чтобы ни с кем не пересечься.

Сергей Карабань: После того как мы вышли из поезда, только у меня было ощущение еще два дня, что я лежу на кровати и еду?

(Все смеются)

Спектакль «Трансиб» состоится в пространстве Тройка MultiSpace 26 апреля. Все собранные средства от продажи билетов будут направлены фонду «Кислород», который помогает людям с муковисцидозом.
Новая Сибириада, Коммерсант-Стиль, 29.06.2017
Русал привез в Саяногорск артистов молодежного МХАТа, Первое городство телевидение Саяногорска, 26.06.2017
Молодой МХАТ на иркутской сцене, Областная газета (Иркутск), 7.06.2017
Театральный экстаз, «Причулымский вестник» (г. Ачинск), 13.05.2017
Горький. Дно. Высоцкий, Отсебятина (Ярославль), 27.04.2017
Колыбельная Распутина, Аргументы недели, 30.03.2017
Высокий средний уровень, Русский репортер, 29.03.2017
Старикам тут место, Такие дела, 17.03.2017
Здесь и сейчас, Кристина Матвиенко, Colta.Ru, 7.03.2017
Король Лир оценен на отлично, Вечерняя Москва, 22.02.2017
Вся жизнь в искусстве, КультМск, 10.02.2017
«До и после» сцены, Светлана Наборщикова, Известия, 31.01.2017
Брусникинцы пригласили на чай, Алексей Аджубей, Независимая газета, 31.01.2017
Горький. Дно. Высоцкий, Ревизор.Ру, 28.01.2017
Что движет светилами, Марина Токарева, Новая газета, 24.10.2016
Все премии ведут в Рим, Российская газета, 16.10.2016
«Горький. Дно. Высоцкий», Свободная пресса, 15.09.2016
Антон Гетман: «Второй Большой театр строить не буду», Екатерина Васенина, Новая газета, 24.08.2016
Дмитрий Брусникин: «Не может быть традиционного театра», Петербургский театральный журнал, 22.08.2016
Пазл из слоновой кости, КоммерсантЪ, 22.07.2016
Опера за горизонтом, Алена Карась, Российская газета, 20.07.2016
«Всегда стараюсь оставлять форму открытой», КоммерсантЪ — Воронеж, 16.06.2016
Студийцы МХАТа подмигнули Сталину, Российская газета, 14.06.2016
«Бронзоветь — это не интеллигентно», Т. Владимирова, КоммерсантЪ — Lifestyle, 8.06.2016
О старости – с любовью и без грусти, Республика Татарстан, 6.06.2016
Мир под названием «Молодость», Эксперт Татарстан, 6.06.2016
Ольга Привольнова: «Вот люди, вот поезд, и что нам вместе дальше делать», Школа документального кино Марины Разбежкиной, 27.02.2016
«Сашенька, как мы скучаем по тебе…», Санкт-Петербургские ведомости, 15.02.2016
Чужая жизнь, Алексей Гончаренко, Лучший из миров, 2.02.2016
Игра с документом, Кристина Матвиенко, Лучший из миров, 2.02.2016
«Ответственность перед зрительным залом мобилизует», Ольга Егошина, Новые Известия, 2.02.2016
Молодые таланты МХАТа, Патриоты Нижнего, 13.01.2016
«Началось новое удушение», Радио «Свобода», 13.12.2015
«Началось новое удушение», Радио «Свобода», 13.12.2015
Постигая секреты магического языка, Литературная Россия, 20.11.2015
Дифирамб: Евгений Писарев, Ксения Ларина, Эхо Москвы, 11.10.2015
Театр для жителей города, Мослента, 15.09.2015
Заметка о любви, Театрон, 14.09.2015
«В театре главное, чтобы все было про человека», Андреа Поркедду, Новые известия, 21.07.2015
Пространство сновидения, Экран и сцена, 16.07.2015
МХАТ с доставкой на дом, Мичуринская мысль, 3.07.2015
Эта дорога ведет к театру?, Григорий Заславский, Независимая газета, 2.07.2015
«Побеждает разум, а не мракобесие», Иркутский репортер, 30.06.2015
Времени нет, Восточно-Сибирская правда, 26.06.2015
На московскую сцену можно подняться в Иркутске, Телекомпания „Аист“, Иркутск, 25.06.2015
Поступай как знаешь, ТеатрAll, 19.06.2015
Не радужное прошлое, Театрал, 16.06.2015
Переворот сознания, Театрал, 16.06.2015
Кристальный слон, Сигма, 10.06.2015
«Без тебя скучно!», Новые известия, 9.06.2015
Топ-5 спектаклей июня, The Vanderlust, 3.06.2015
Отзыв. Отклик. Ну, как-то так…, Марина Дмитревская, Петербургский театральный журнал, 3.06.2015
Другое Волоколамское шоссе…, Истринские Вести, 24.05.2015
Между прошлым и будущим, Литературная Россия, 22.05.2015
Prigov's Works Put The'Revolt' Into Revolution, Джон Фридман, The Moscow News, 20.05.2015
"Уж какая тут свобода…, Анна Банасюкевич, ПТЖ, 10.03.2015
Дифирамб с Игорем Золотовицким, Ксения Ларина, Эхо Москвы, 8.03.2015
Маска из глины, Start Up СТД РФ, 13.02.2015
Переворот, Татьяна Лисина, Русский журнал, 31.01.2015
Плач по Конармии и земле, Санкт-Петербургские ведомости, 26.01.2015
Культурная «Революция», Кира Владина, Ваш досуг, 19.01.2015
Музыка революции, Рабкор, 18.01.2015
Фолкнер. Тишина, OpPeople, 11.01.2015
От топота копыт, Камила Мамадназарбекова, Лехаим, 9.01.2015