РЕКТОР ШКОЛЫ-СТУДИИ МХАТ — ИГОРЬ ЗОЛОТОВИЦКИЙ

Адрес: Тверская улица, дом 6, стр. 7.
Телефоны: +7 495 629-39-36 (учебный отдел)
+7 495 629-32-13 (ректорат), + 7 495 629-86-56 (касса)
E-mail: public@mxat-school.ru

| антон гетман: «второй большой театр строить не буду» |

Антон Гетман: «Второй Большой театр строить не буду»

Екатерина Васенина, Новая газета, 24.08.2016
Новое назначение в Театр имени Станиславского и Немировича-Данченко характеризуется словом «экстренно». Именно так, неожиданно и стремительно, директором был назначен Антон Гетман, до этого 14 лет отвечавший за международные связи в Большом театре. Столь же экстренно от должности освобожден прежний директор Ара Карапетян. Что за кулисами ситуации, остается гадать. С одной стороны, МАМТ выстроен Владимиром Уриным, нынешним директором Большого, с другой стороны, пока непонятно, как изменится жизнь «Стасика», которую давно и успешно направляет художественный руководитель Александр Титель.

О тактике и стратегии, мотивах и перспективах «Новая газета» спросила у вновь назначенного директора.

— Как вы себя видите в этой ситуации?

— Для меня это было неожиданно, говорю без кокетства. Те, кто принимал это решение, и те, кто его поддержал, очевидно, возлагают на меня какие-то надежды, считая, что театру нужна свежая кровь, неожиданный поворот или хотя бы вираж. Я думаю, что 14 лет, проведенные в Большом театре, и опыт сотрудничества с огромным зарубежным сообществом — оперным, балетным, агентским, теперь послужат Театру имени Станиславского и Немировича-Данченко.

— Какие имена в российском музыкальном театре вызывают у вас интерес и уважение? К кому присматриваетесь?

— Во-первых, это те люди, с которыми я уже имел честь работать в Большом театре: Дмитрий Черняков, Теодор Курентзис, Татьяна Баганова, Алексей Ратманский, Юрий Посохов, Кирилл Серебренников, Василий Бархатов, Крис Уилдон, Уэйн МакГрегор, Сол Леон, Пол Лайтфут, Жан-Кристоф Майо. Мне интересно то, что может делать в музыкальном театре Римас Туминас. Меня интересует создание новых оперных партитур. Это сложное и небыстрое занятие — найти тему, композитора, но это обязательно надо делать. Надо продолжать удачные опыты МАМТа с молодыми хореографами в проекте «Точка пересечения». Не хочу повторять банальности, но мы обязаны дать молодежи возможность работать. Это единственный способ найти новые имена… Интересен Тимофей Кулябин, я с ним работал только над одной постановкой. Он собирается и дальше сотрудничать с Большим театром. Понимаете, есть этика деловых отношений: я хорошо знаю планы Большого театра и не должен перебегать дорогу. У меня нет желания и необходимости делать еще один Большой театр. Он уже есть, и второй никому не нужен.

Театр, который мне хотелось бы видеть, должен быть мобильным, прозрачным, должен уметь легко перестраиваться под влиянием эстетических трансформаций. Он не должен выпадать из общеевропейского культурного времени. К счастью, он не обременен в такой степени, как Большой театр, художественными и историческими обязательствами, какой-то трудноопределяемой и трудновыполнимой «миссией». В нем должна быть возможность делать то, что в Большом театре невозможно уже в силу означенных обстоятельств. В нем должно быть больше смелости, и даже отчаянной смелости.

Мне вообще кажется, что комбинация двух музыкальных театров, которые находятся на расстоянии 500 метров друг от друга, — это большое преимущество для публики. Только это преимущество надо обнаружить, кристаллизовать. Идеальный пример — Королевская опера «Ковент-Гарден» и Английская национальная опера, резидент лондонского театра «Колизеум». Между ними два квартала. Английская национальная опера совсем не страдает от отсутствия публики, хотя зал «Колизеума» больше, чем в «Ковент-Гардене». И это не потому, что Английская национальная опера последние 10 лет под руководством Джона Берри была ярче, чем классический, консервативный «Ковент-Гарден» (хотя многие именно так и считают) — просто она была другой. Давала другие названия, работала с другими людьми. Мне кажется, что такое репертуарное и эстетическое разнообразие двух соседствующих музыкальных театров всегда работает на публику.

— Будете затрагивать общественно-политические темы в рамках новых постановок?

— Общественно-политические темы затрагивает не директор театра, а постановщики спектаклей. Моя позиция такова: музыкальный театр должен беспокоить людей, он не может быть местом, куда люди приходят исключительно отдохнуть. Впрочем, отдых всем нам очень полезен, но отдых должен быть качественным.

— Социальный театр находится сегодня в маргинальном поле. Театры с большими бюджетами предпочитают сейчас в эти игры не играть. Их репертуар сдержан, не подразумевает реальную критику общественной жизни. Как у вас с самоцензурой?

— Маргинален, как вы говорите, сегодня так называемый политический театр. Я же говорил о социальном театре — это разные вещи. В понятие «социум» входят не только левые художественные радикалы, но и правые эстеты, и простой здоровый центр, который как раз желает «отдохнуть», — и все это публика, чьи интересы директор театра должен как минимум уважать. А может ли музыкальный театр заниматься критикой общественно-политической жизни — давайте оставим этот вопрос для теоретических дискуссий. «Травиата» — в любом случае «социальный театр», но совсем не обязательно «политический» (впрочем, последняя «Травиата» Роберта Уилсона в Перми — и не социальный, и не политический театр, она выше этого, это просто прекрасный театр, абсолютно музыкальный).

Музыкальный театр может быть социальным явлением в том смысле, что может вызывать эмоции, в первую очередь эстетические, а уж потом все остальное. Я хорошо помню скандалы вокруг «Детей Розенталя», «Руслана и Людмилы» в Большом театре, битвы вокруг спектаклей, выходивших на европейских сценах, — две недели пресса обсуждала только оперу, и опера становилась социальным явлением, то есть предметом обсуждения в обществе. Так возникает интерес к театру, толпы людей хотят попасть, увидеть, услышать. Складывается картина, которая мне кажется правильной. Другое дело, чем это иногда заканчивается. Спектакль «Руслан и Людмила» сошел со сцены — но не потому, что напрямую критиковал общественно-политическую ситуацию (Черняков никогда не опускается до такой вульгарности), а потому, что не совпал с представлениями части общества о том, что такое «опера» и как она должна выглядеть. И чтобы сдвинуть с мертвой точки эти представления, требуются усилия и время.

— С Владимиром Уриным по поводу МАМТа будете консультироваться?

— Уже консультируюсь. Модель театра, в который я пришел, заложена более 20 лет назад Владимиром Георгиевичем и его коллегами, и механизмы эти работают до сих пор. Какие-то изменения вносил Ара Арамович Карапетян, директор театра последние три года. Ну и главное: в МАМТе много лет работает Александр Борисович Титель. Весь круг оперных проблем будет решаться вместе с ним. Так что я безусловно буду в диалоге с предшественниками.

О названиях и именах говорить рано. Есть следующий сезон, он уже сформирован Арой Карапетяном. Есть правила преемственности, и появление нового человека в театре не означает: «Давайте мы все зачеркнем и начнем сначала». Есть текущие дела и есть перспектива. Создание программы театра — сложнейшая задача, ее предстоит решать мне и команде. Надеюсь в марте-апреле объявить, что мы хотим делать в течение двух-трех лет.

— Ваши директорские, продюсерские интересы лежат больше в оперной сфере?

— Есть мои личные пристрастия, подчеркиваю: личные. Они не могут полностью определять жизнь театра. Например, я получаю большое удовольствие от работы с современными хореографами, от новой оперной режиссуры, которая по целому ряду причин не очень хорошо известна в России. Мне очень нравится барочное музицирование, давно ставшее нормой в Европе, а в России подобные опыты, к сожалению, пока бессистемны, нерегулярны и не очень продуманны. Эта ситуация должна быть как минимум осмыслена. В общем плане меня интересует музыкальный театр как социальное явление. 

— Государство требует от театра жесткой отчетности, количественных показателей. Эксперимент способен их поднять?

— Госзадание действительно надо выполнять. С ним вполне можно справиться. Во всяком случае, госзадание МАМТу абсолютно разумно. А творческого задания нет. Нам никто не говорит: «Это ставьте, а это не ставьте». Творческое задание мы должны сформулировать сами.
Русал привез в Саяногорск артистов молодежного МХАТа, Первое городство телевидение Саяногорска, 26.06.2017
Молодой МХАТ на иркутской сцене, Областная газета (Иркутск), 7.06.2017
Горький. Дно. Высоцкий, Отсебятина (Ярославль), 27.04.2017
Колыбельная Распутина, Аргументы недели, 30.03.2017
Высокий средний уровень, Русский репортер, 29.03.2017
Старикам тут место, Такие дела, 17.03.2017
Здесь и сейчас, Кристина Матвиенко, Colta.Ru, 7.03.2017
Король Лир оценен на отлично, Вечерняя Москва, 22.02.2017
Вся жизнь в искусстве, КультМск, 10.02.2017
«До и после» сцены, Светлана Наборщикова, Известия, 31.01.2017
Брусникинцы пригласили на чай, Алексей Аджубей, Независимая газета, 31.01.2017
Горький. Дно. Высоцкий, Ревизор.Ру, 28.01.2017
Что движет светилами, Марина Токарева, Новая газета, 24.10.2016
Все премии ведут в Рим, Российская газета, 16.10.2016
«Горький. Дно. Высоцкий», Свободная пресса, 15.09.2016
Антон Гетман: «Второй Большой театр строить не буду», Екатерина Васенина, Новая газета, 24.08.2016
Дмитрий Брусникин: «Не может быть традиционного театра», Петербургский театральный журнал, 22.08.2016
Пазл из слоновой кости, КоммерсантЪ, 22.07.2016
Опера за горизонтом, Алена Карась, Российская газета, 20.07.2016
«Всегда стараюсь оставлять форму открытой», КоммерсантЪ — Воронеж, 16.06.2016
Студийцы МХАТа подмигнули Сталину, Российская газета, 14.06.2016
«Бронзоветь — это не интеллигентно», Т. Владимирова, КоммерсантЪ — Lifestyle, 8.06.2016
О старости – с любовью и без грусти, Республика Татарстан, 6.06.2016
Мир под названием «Молодость», Эксперт Татарстан, 6.06.2016
Ольга Привольнова: «Вот люди, вот поезд, и что нам вместе дальше делать», Школа документального кино Марины Разбежкиной, 27.02.2016
«Сашенька, как мы скучаем по тебе…», Санкт-Петербургские ведомости, 15.02.2016
Чужая жизнь, Алексей Гончаренко, Лучший из миров, 2.02.2016
Игра с документом, Кристина Матвиенко, Лучший из миров, 2.02.2016
«Ответственность перед зрительным залом мобилизует», Ольга Егошина, Новые Известия, 2.02.2016
Молодые таланты МХАТа, Патриоты Нижнего, 13.01.2016
«Началось новое удушение», Радио «Свобода», 13.12.2015
«Началось новое удушение», Радио «Свобода», 13.12.2015
Постигая секреты магического языка, Литературная Россия, 20.11.2015
Дифирамб: Евгений Писарев, Ксения Ларина, Эхо Москвы, 11.10.2015
Театр для жителей города, Мослента, 15.09.2015
Заметка о любви, Театрон, 14.09.2015
«В театре главное, чтобы все было про человека», Андреа Поркедду, Новые известия, 21.07.2015
Пространство сновидения, Экран и сцена, 16.07.2015
МХАТ с доставкой на дом, Мичуринская мысль, 3.07.2015
Эта дорога ведет к театру?, Григорий Заславский, Независимая газета, 2.07.2015
«Побеждает разум, а не мракобесие», Иркутский репортер, 30.06.2015
Времени нет, Восточно-Сибирская правда, 26.06.2015
На московскую сцену можно подняться в Иркутске, Телекомпания „Аист“, Иркутск, 25.06.2015
Поступай как знаешь, ТеатрAll, 19.06.2015
Не радужное прошлое, Театрал, 16.06.2015
Переворот сознания, Театрал, 16.06.2015
Кристальный слон, Сигма, 10.06.2015
«Без тебя скучно!», Новые известия, 9.06.2015
Топ-5 спектаклей июня, The Vanderlust, 3.06.2015
Отзыв. Отклик. Ну, как-то так…, Марина Дмитревская, Петербургский театральный журнал, 3.06.2015
Другое Волоколамское шоссе…, Истринские Вести, 24.05.2015
Между прошлым и будущим, Литературная Россия, 22.05.2015
Prigov's Works Put The'Revolt' Into Revolution, Джон Фридман, The Moscow News, 20.05.2015
"Уж какая тут свобода…, Анна Банасюкевич, ПТЖ, 10.03.2015
Дифирамб с Игорем Золотовицким, Ксения Ларина, Эхо Москвы, 8.03.2015
Маска из глины, Start Up СТД РФ, 13.02.2015
Переворот, Татьяна Лисина, Русский журнал, 31.01.2015
Плач по Конармии и земле, Санкт-Петербургские ведомости, 26.01.2015
Культурная «Революция», Кира Владина, Ваш досуг, 19.01.2015
Музыка революции, Рабкор, 18.01.2015
Фолкнер. Тишина, OpPeople, 11.01.2015
От топота копыт, Камила Мамадназарбекова, Лехаим, 9.01.2015