РЕКТОР ШКОЛЫ-СТУДИИ МХАТ — ИГОРЬ ЗОЛОТОВИЦКИЙ

Адрес: Тверская улица, дом 6, стр. 7.
Телефоны: +7 495 629-39-36 (учебный отдел)
+7 495 629-32-13 (ректорат), + 7 495 629-86-56 (касса)
E-mail: public@mxat-school.ru

| «бронзоветь — это не интеллигентно» |

«Бронзоветь — это не интеллигентно»

Т. Владимирова, КоммерсантЪ — Lifestyle, 8.06.2016
Отличная новость от брусникинцев: «Мастерская» стала резидентом театра «Практика». “Ъ-Lifestyle” поговорил с Дмитрием Брусникиным об этом, а заодно о будущем российского театра, «лишнем» опыте, порядочных артистах и тостах после премьеры.

— Дмитрий Владимирович, недавно «Мастерская» стала резидентом театра «Практика». У вас есть четкий план действий?

— «Практика» станет основной площадкой для новых спектаклей «Мастерской» на ближайший год. На днях здесь состоялась премьера «Девушек в любви» — спектакля по пьесе современного драматурга, ученицы Коляды Ирины Васьковской. С Максимом Диденко мы собираемся сделать «Чапаева и Пустоту». Сейчас мы работаем над новой, специально для нас написанной пьесой Ивана Вырыпаева. Какой и о чем — я пока не хотел бы говорить. Но ставить, я надеюсь, будет он сам в середине следующего сезона. Хотим сохранить в репертуаре замечательный спектакль UFO. Иван играл его один, но в самой пьесе девять персонажей. Вообще с «Практикой» у нас налажен контакт, нам здесь невероятно комфортно. И я очень благодарен Эдуарду Боякову и Ивану Вырыпаеву за то, что они три года назад нас пригласили. Это был дебют «Мастерской» и чрезвычайно эволюционный, сильнейший ход их обоих как руководителей. Я не помню, чтобы что-то подобное когда-нибудь происходило в истории театра — дать возможность первокурсникам сделать спектакль на «взрослой» сцене.

— Что заставило Ивана и Эдуарда разглядеть потенциал ваших студентов?

— Вербатим «Это тоже я» (серия монологов горожан, заставившая критиков говорить о брусникинцах как о самой перспективной актерской команде столицы. — “Ъ”) изначально был экзаменационной работой. Иван ее видел и рекомендовал Эдуарду. Так началось наше довольно плотное сотрудничество. Я стал регулярно там появляться (улыбается), был приглашен в спектакль «Благодать и стойкость» в качестве артиста. Потом случился приговский «Переворот» в постановке Юрия Муравицкого, я сыграл в спектакле Казимира Лиске Black & Simpson. Так что «Практика» для меня — особое место.

— Можете пояснить?

— Это чуть ли не единственная площадка в стране, где драматурги могут заявить о себе. Много лет назад мы с Володей Гуркиным пытались организовать молодых авторов сами. Мишу Угарова, Елену Гремину, Елену Исаеву, Машу Арбатову… Встречались по понедельникам, пили чай и слушали пьесы. Потихоньку подтянулись режиссеры, актеры. Еще чуть позже возникла «Любимовка». Но в театр, тем не менее, драматургам вход был заказан. Чудовищное было время. И вдруг появились «Театр.doc» и «Практика», главной целью которой была и есть современная драматургия. До сих пор в этом театре первый тост после премьеры — тост «За драматурга».

Практика — единственная площадка в стране, где драматурги могут заявить о себе

— Как устроен ваш театр? Все о вас говорят, но кого ни спроси, никто не знает, как именно он существует. У брусникинцев есть продюсер?

— Это все не просто. Все работы «Мастерской» вырастали из учебных задач. Появились спектакли «Бесы», «Это тоже я», «Второе видение». Их видели профессиональные менеджеры: с нами работают Дарья Вернер, Женя Петровская, Наталья Тинякова. Каждый проект прикреплен к продюсеру, который отвечает за его сохранение и развитие. Так сложился репертуар. Понимаете, «Мастерская» — это открытая система. Любой из артистов может подойти ко мне и рассказать о том, что ему запомнилось, что он хочет сделать на сцене, кого пригласить в театр. У нас многие педагоги работают за идею. Например, режиссер и хореограф Саша Андрияшкин делал с нами спектакль «Слон». Это человек, развивающий особую философию тела. То, чего ему удалось добиться, занимаясь с ребятами, меня очень сильно удивило и порадовало. Я стараюсь собирать вокруг «Мастерской» талантливых людей. И выявлять таланты внутри нашей группы. Недавно выяснил, что мои артисты умеют писать великолепные пьесы. Дал всем задание написать работу в конце первого года обучения. Даже название придумал — «Моя жизнь в искусстве спустя один год». Когда прочитал — поразился. До них никто из моих учеников не умел так точно и талантливо выражать свои мысли на бумаге. Может быть, век такой, все эти гаджеты, СМС. Не знаю.

— Как рождаются новые названия в репертуаре?

— В результате долгих размышлений. Сидим, разговариваем с актерами, режиссерами, драматургами. Они частые гости «Мастерской». Много с нами общаются. (Улыбается.)

— Брусникинцы сегодня — такой же феномен, как женовачи или фоменки. Как вы относитесь к этому факту?

— Спокойно. Педагогической деятельностью я занимаюсь очень давно. На моих глазах уже не первый курс пытается сохраниться, пытается быть труппой, театром. Брусникинцы — это и выпускники Романа Ефимовича Козака (мы преподавали вместе, были два худрука на одном курсе) и Аллы Борисовны Покровской. И вообще все, кто когда-то учился в нашей «Мастерской». И Сергей Лазарев, и Александра Урсуляк, и Дарья Мороз.

— Что, как вам кажется, отличает брусникинцев от других артистов?

— Мне кажется, их отличает некая традиция, школа. Я ученик Олега Николаевича Ефремова, а его главный завет был «главное на сцене — это актер и, стало быть, человек». Поэтому в театре я стараюсь заниматься человековедением.

В театре я стараюсь заниматься человековедением

— Чему вас еще научил Ефремов (и вы, может быть, возвели это в принцип)?

— Относиться к театру чрезвычайно серьезно. Театр — это не развлечение, это наука о человеке и отражение нашей жизни. Театр не имеет права быть несовременным.

— Что для вас значит «современный»?

— Театр, живущий сегодняшним днем. Это не значит, что он не имеет права анализировать классику, но он должен делать это через призму сегодняшних реалий и сознания. Современный театр — это театр, в котором работают личности. Я хочу, чтобы брусникинцы ассоциировались именно с личностями. Интересными, развитыми, умными. Они должны многое уметь — петь, двигаться, танцевать, играть на инструментах, быть невероятно заразительными, темпераментными. И самое главное — они должны быть порядочными людьми.

— Как вы это определяете?

— Как правило, это происходит на уровне личного контакта. Понимаете, если ты собираешься пройти с человеком какую-то дорогу вместе, нужно доверять друг другу. Даже больше — верить друг в друга. Должна быть взаимность.

— Какие у вас требования к себе как к педагогу?

— Терпение. Это самое главное, когда обладаешь большим опытом (не знаю, как сказать, чтобы не звучало хвастливо). Опыт иногда мешает. Надо как можно чаще начинать все с нуля и не руководствоваться тем, чем привык руководствоваться всегда. Скажем, не сложились отношения с тем или иным абитуриентом. Мне все говорили, что принимать его — ошибка. Но я основывался на опыте. И опыт меня подвел.

— Могли бы вы рассказать о своих взглядах на театральное образование в России?

— Российская театральная школа — очень сильная. Но иногда она бывает настолько консервативной. Это опасно. Тогда театр становится консервированным продуктом. То, что мы пытаемся делать в нашей «Мастерской», — это открывать театру мир, а миру — театр. Пытаемся слышать жизнь вокруг, учиться у кого-то или чего-то. Словом, не сидеть на академических креслах, утверждая, что только мы знаем о том, как нужно играть Чехова или Толстого. Вообще нужно иметь смелость открывать новое.

— Кстати, про новое. На какие тенденции современного театра вы смотрите с радостью, а какие, может быть, вас огорчают?

— Огорчает внутренняя, корпоративная жизнь театра, довлеющая ситуация нетерпения и ненависти. Перехода всяких этических норм. Жизнь в театре стала похожа на гражданскую войну. Перестал вестись диалог. Причина? То, что происходит вокруг нас. Театр не может не реагировать на общественную и политическую жизнь. Тем более такую напряженную, как сегодня. Важный момент — часто именно в такие напряженные моменты происходят серьезные открытия. На Венском фестивале спектакли Богомолова и Кулябина прекрасно были приняты. «Три сестры» многие называют художественным явлением. Но посмотрите, на родине спектакля никакого анализа не происходит. У кого-то чужой успех вызывает агрессию, зависть. А что касается радостных тенденций. Я со страниц вашего издания хочу заявить: я рад, что Серебренников, Богомолов, Кулябин — наши талантливые парни — добились признания в Европе.

Жизнь в театре стала похожа на гражданскую войну

— За ними будущее?

— Будущее за талантливым театром. Когда вы сидите в зале и вас захватывает действие, вы начинаете неровно дышать, плакать, смеяться. Такой театр будет и через пять лет, и через 25. И он прав — театр есть, театр был, театр будет. Да, он переживает разные периоды, но как институция все равно остается. Разве может что-то такое случиться в мире, чтобы люди перестали писать стихи, сочинять музыку, рисовать, вообще заниматься творчеством? Что?

— А у вас были периоды разочарования в театре?

— Конечно. Но это всего лишь периоды. Потом я, скажем, приходил на спектакль Някрошюса, Васильева, Гинкаса, Бутусова и снова становился счастливым. Начинал верить в то, что театр — невероятная сила, что с помощью этой силы можно переделать мир, влиять на людей.

И сегодня я в это верю. Спектакль «Мастерской» «Конармия», который идет в Центре имени Вс. Мейерхольда, думаю, как раз пример такого театра. Он предупреждает, меняет людей.

— Что или кто является предметом вашей гордости?

— Мои ученики. Например, почти все участники спектакля Бутусова в театре имени Пушкина — мои ученики. Я горд, что востребованными в кино становятся Петр Скворцов, Вася Буткевич, Марина Васильева. Если бы я мог, я бы в обязательном порядке пригласил всех смотреть спектакль «Сван» моего ученика Юрия Квятковского, который он поставил с брусникинцами (остроумная антиутопия по стихотворной пьесе Андрея Родионова и Екатерины Троепольской о том, как в выдуманной тоталитарной стране ввели экзамен по стихосложению. — “Ъ”).

— То, что многие к вам относятся как учителю, гуру, вас не смущает? Как вам удается не бронзоветь?

— У меня прекрасный учитель — Олег Николаевич Ефремов. И еще мне кажется, что бронзоветь — это не интеллигентно. (Смеется.)

Наталья Витвицкая
Новая Сибириада, Коммерсант-Стиль, 29.06.2017
Русал привез в Саяногорск артистов молодежного МХАТа, Первое городство телевидение Саяногорска, 26.06.2017
Молодой МХАТ на иркутской сцене, Областная газета (Иркутск), 7.06.2017
Театральный экстаз, «Причулымский вестник» (г. Ачинск), 13.05.2017
Горький. Дно. Высоцкий, Отсебятина (Ярославль), 27.04.2017
Колыбельная Распутина, Аргументы недели, 30.03.2017
Высокий средний уровень, Русский репортер, 29.03.2017
Старикам тут место, Такие дела, 17.03.2017
Здесь и сейчас, Кристина Матвиенко, Colta.Ru, 7.03.2017
Король Лир оценен на отлично, Вечерняя Москва, 22.02.2017
Вся жизнь в искусстве, КультМск, 10.02.2017
«До и после» сцены, Светлана Наборщикова, Известия, 31.01.2017
Брусникинцы пригласили на чай, Алексей Аджубей, Независимая газета, 31.01.2017
Горький. Дно. Высоцкий, Ревизор.Ру, 28.01.2017
Что движет светилами, Марина Токарева, Новая газета, 24.10.2016
Все премии ведут в Рим, Российская газета, 16.10.2016
«Горький. Дно. Высоцкий», Свободная пресса, 15.09.2016
Антон Гетман: «Второй Большой театр строить не буду», Екатерина Васенина, Новая газета, 24.08.2016
Дмитрий Брусникин: «Не может быть традиционного театра», Петербургский театральный журнал, 22.08.2016
Пазл из слоновой кости, КоммерсантЪ, 22.07.2016
Опера за горизонтом, Алена Карась, Российская газета, 20.07.2016
«Всегда стараюсь оставлять форму открытой», КоммерсантЪ — Воронеж, 16.06.2016
Студийцы МХАТа подмигнули Сталину, Российская газета, 14.06.2016
«Бронзоветь — это не интеллигентно», Т. Владимирова, КоммерсантЪ — Lifestyle, 8.06.2016
О старости – с любовью и без грусти, Республика Татарстан, 6.06.2016
Мир под названием «Молодость», Эксперт Татарстан, 6.06.2016
Ольга Привольнова: «Вот люди, вот поезд, и что нам вместе дальше делать», Школа документального кино Марины Разбежкиной, 27.02.2016
«Сашенька, как мы скучаем по тебе…», Санкт-Петербургские ведомости, 15.02.2016
Чужая жизнь, Алексей Гончаренко, Лучший из миров, 2.02.2016
Игра с документом, Кристина Матвиенко, Лучший из миров, 2.02.2016
«Ответственность перед зрительным залом мобилизует», Ольга Егошина, Новые Известия, 2.02.2016
Молодые таланты МХАТа, Патриоты Нижнего, 13.01.2016
«Началось новое удушение», Радио «Свобода», 13.12.2015
«Началось новое удушение», Радио «Свобода», 13.12.2015
Постигая секреты магического языка, Литературная Россия, 20.11.2015
Дифирамб: Евгений Писарев, Ксения Ларина, Эхо Москвы, 11.10.2015
Театр для жителей города, Мослента, 15.09.2015
Заметка о любви, Театрон, 14.09.2015
«В театре главное, чтобы все было про человека», Андреа Поркедду, Новые известия, 21.07.2015
Пространство сновидения, Экран и сцена, 16.07.2015
МХАТ с доставкой на дом, Мичуринская мысль, 3.07.2015
Эта дорога ведет к театру?, Григорий Заславский, Независимая газета, 2.07.2015
«Побеждает разум, а не мракобесие», Иркутский репортер, 30.06.2015
Времени нет, Восточно-Сибирская правда, 26.06.2015
На московскую сцену можно подняться в Иркутске, Телекомпания „Аист“, Иркутск, 25.06.2015
Поступай как знаешь, ТеатрAll, 19.06.2015
Не радужное прошлое, Театрал, 16.06.2015
Переворот сознания, Театрал, 16.06.2015
Кристальный слон, Сигма, 10.06.2015
«Без тебя скучно!», Новые известия, 9.06.2015
Топ-5 спектаклей июня, The Vanderlust, 3.06.2015
Отзыв. Отклик. Ну, как-то так…, Марина Дмитревская, Петербургский театральный журнал, 3.06.2015
Другое Волоколамское шоссе…, Истринские Вести, 24.05.2015
Между прошлым и будущим, Литературная Россия, 22.05.2015
Prigov's Works Put The'Revolt' Into Revolution, Джон Фридман, The Moscow News, 20.05.2015
"Уж какая тут свобода…, Анна Банасюкевич, ПТЖ, 10.03.2015
Дифирамб с Игорем Золотовицким, Ксения Ларина, Эхо Москвы, 8.03.2015
Маска из глины, Start Up СТД РФ, 13.02.2015
Переворот, Татьяна Лисина, Русский журнал, 31.01.2015
Плач по Конармии и земле, Санкт-Петербургские ведомости, 26.01.2015
Культурная «Революция», Кира Владина, Ваш досуг, 19.01.2015
Музыка революции, Рабкор, 18.01.2015
Фолкнер. Тишина, OpPeople, 11.01.2015
От топота копыт, Камила Мамадназарбекова, Лехаим, 9.01.2015