РЕКТОР ШКОЛЫ-СТУДИИ МХАТ — ИГОРЬ ЗОЛОТОВИЦКИЙ

Адрес: Тверская улица, дом 6, стр. 7.
Телефоны: +7 495 629-39-36 (учебный отдел)
+7 495 629-32-13 (ректорат), + 7 495 629-86-56 (касса)
E-mail: public@mxat-school.ru

| старость – это свобода, или «несовременный концерт» из будущего |

Старость – это свобода, или «Несовременный концерт» из будущего

ГлаголЪ. Иркутское обозрение, 25.06.2015
24 июня в ТЮЗе я оказался в ТЮЗе на спектакле студентов Школы-студии МХАТ им. Чехова «Несовременный концерт». Чувствовалось, что будет интересно (имена режиссера спектакля и педагога этого курса Виктора Рыжакова и ректора Школы-студии Игоря Золотовицкого, отличных профессионалов, позволяли быть в этом почти уверенным), поэтому зал набился под завязку. Открыли начало гастролей «студенческого МХАТа» в рамках фестиваля «Культурная столица» первый замминистра культуры Иркутской области Сергей Ступин, представитель компании En+ Марина Грачева, представитель фонда Олега Дерипаски «Вольное дело» Екатерина Светличная, И. Золотовицкий и В. Рыжаков.

Рыжаков рассказал о спектакле. Три года назад, сказал он, студенты получили задание: познакомиться с человеком не моложе 80 лет, пообщаться, выслушать его – и затем сыграть его монолог. Тема спектакля, состоящего из таких монологов – старость. Еще живущие среди нас, но уже давно замолчавшие старики должны были заговорить в этом спектакле, собранном фактически из документального материала. Собственно, это та самая театральная технология verbatim, с которым успешно работает «театр док» (прошу прощения, если выражаюсь неточно).

Спектакль оказался превосходным, и очень здорово, что он прошел именно в ТЮЗе, где, надеюсь, его посмотрели молодые актеры нашего театра – и увидели, как можно это делать. Монологи глубоких стариков были сыграны юными актерами с неожиданной точностью и органической виртуозностью, практически без комикования (только в одном фрагменте юный актер не удержался и «дал» немного Гайдая). Истории, рассказанные их стариками, были настолько здорово «сняты» актерами (воспользуемся лексиконом музыкантов), что воспринимались как документальные. Признаюсь, я даже включил диктофон – и просто записывал спектакль. Мне вдруг показалось (наивно показалось, но я же был в театре, так что это простительно), что вот сейчас эти старики замолчат, умрут – и этого всего, того, что они рассказывают о своей жизни, не узнает уже никто. О том, как голодно, страшно и беспросветно жилось этим сегодняшним старикам в «нашей юной прекрасной стране» все годы, начиная с детства, когда одевались во что попало и голодали, и позднее. Конечно, подобный исторический материал существует в виде записей, расшифровок, статей и так далее. Но живой человек (про то, что это актер, забываешь совершенно), его голос, интонация – это то, что невозможно сохранить, он умрет – и этого не будет. А тем более когда слышишь такое в театре, который, сохраняя документальность, десятикратно усиливает впечатление. И в этом смысле – я вдруг подумал – театр сейчас вдруг стал совершенно особым местом: может быть, только в нем и возможно сохранить историю в том ее виде, в каком от нее невозможно ни отмахнуться, ни заслониться. В виде обычных человеческих судеб, не героев, не типических персонажей, а просто – людей, которые жили и пока еще говорят с нами. Старость – это ведь особое состояние последней свободы, когда человек говорит откровенно и бесстрашно: ему нечего больше бояться. Старый человек настолько уязвим и слаб, что забывает об осторожности. Это были поразительные монологи, и свою запись на диктофоне (неполную, увы) я даже боюсь включить.

Но спектакль – это спектакль, а не просто речи героев. Студенты школы-студии не только играли стариков, но и отлично пели (некоторые – даже вполне профессионально), здорово играли на музыкальных инструментах (большинство песенных номеров они спели и сыграли на сцене вживую), хорошо двигались и танцевали – то есть В. Рыжаков задействовал в спектакле все их качества, которыми и должен располагать универсальный артист. Владеть своим телом, мимикой, голосом так, как это делают молодые московские артисты – это дорого стоит, думаю, их иркутским коллегам было на что посмотреть. Да и нам, зрителям, чего греха таить, видеть такое в Иркутске доводилось нечасто. Обычный «гастрольный спетакль» — это ведь, как правило, довольно унылое зрелище, где известные сериальные актеры, выходя к рампе снулой походочкой, громко выкрикивают в зал свои «комические» реплики, жестикулируя, как в самодеятельности.

Молодые актеры Школы-студии, явно насмотренные и в мировом театре, и в мировом кино, были в спектакле не просто «актерским ансамблем», — каждый в своей сцене и роли был хорош и достоверен. Понятно, что молодому актеру играть пластику старика проще, чем старику молодого, но ребята были и пластически органичны, причем парни даже в большей степени, чем девушки: все-таки стариковская пластика более фактурная и фиксируется легче, чем старушачья.

Декорации представляли собой окружающую сцену с трех сторон белую «стену», на все три стороны которой весь фильм шла проекция либо архивного видео, либо видео, стилизованного под архивное (кадры из «Титаника»), «горящих окон» и так далее — в общем, декорация жила и менялась. Было даже музыкальное видео из старого фильма, которое студенты зеркально сыграли точка в точку, танцуя и исполняя вживую ту американскую песенку, которая шла на экране. Иногда видео сопровождало монолог или песню, иногда было контрастом к тому, что было на сцене. В спектакле было много советской хроники, как официальной, так и любительской (старик, кормивший голубей, перед глазами до сих пор). И все это – монологи, сценки, песенки, танцы, видео – сливалось в единое театральное действо и превращалось в реку времени, которая хлестала со сцены в зал, и на дне которой мы, остолбенев и промокнув, просидели два часа.

Но главная находка спектакля – это, конечно, монологи стариков с их удивительными поворотами судьбы, деталями, черточками характеров и интонациями, — монологи, позволяющие заглянуть в их жизни, пролетевшие для них за 80-90 лет, как за одно мгновение. Трагичность этих монологов, их теплота и какая-то непоправимость и беззащитность – все это в спектакле сделано с удивительным тактом и одновременно с беспощадной точностью.

Спектакль завершился жизнерадостным танцевальным номером, вызывающим и трогательным одновременно. Пронзительные монологи стариков вдруг обернулись молодым танцем, красивым и энергичным, но бессловесным. Это был еще и спектакль о театре, который может заставить зрителя содрогаться от ужаса, слушая монологи стариков, и через несколько минут уже ликовать вместе с пляшущими актерами. Я, кстати, ждал, не возмутится ли кто-нибудь в зале по поводу этого финального танцевального дивертисмента, эротичного и откровенно телесного, каким и положено быть танцу, и вообще – по поводу всего вот этого? И таки дождался: две дамы в нашем ряду подчеркнуто встали и вышли в знак протеста. Причем их телесная пластика и походка (они умудрились пройти между креслами решительным и почти строевым широким шагом) не оставляли никаких сомнений в протестном смысле их ухода: пластикой тела у нас владеют не только московские артисты, но и иркутские зрители. Но это и правильно: настоящий театр не может не задевать.

В общем, все было хорошо. Удивительный материал, добытый студентами, спектакль, придуманный и построенный из этого материала железной рукой мастера, молодые счастливые актеры, благодарные зрители, — все было замечательно, все были довольны. Ах, да, еще были эти старики. Мы-то все разбежались, а они – мне кажется – все еще сидят там, на сцене. И вглядываются в пустоту.

Автор: Владимир Демчиков
Новая Сибириада, Коммерсант-Стиль, 29.06.2017
Русал привез в Саяногорск артистов молодежного МХАТа, Первое городство телевидение Саяногорска, 26.06.2017
Молодой МХАТ на иркутской сцене, Областная газета (Иркутск), 7.06.2017
Театральный экстаз, «Причулымский вестник» (г. Ачинск), 13.05.2017
Горький. Дно. Высоцкий, Отсебятина (Ярославль), 27.04.2017
Колыбельная Распутина, Аргументы недели, 30.03.2017
Высокий средний уровень, Русский репортер, 29.03.2017
Старикам тут место, Такие дела, 17.03.2017
Здесь и сейчас, Кристина Матвиенко, Colta.Ru, 7.03.2017
Король Лир оценен на отлично, Вечерняя Москва, 22.02.2017
Вся жизнь в искусстве, КультМск, 10.02.2017
«До и после» сцены, Светлана Наборщикова, Известия, 31.01.2017
Брусникинцы пригласили на чай, Алексей Аджубей, Независимая газета, 31.01.2017
Горький. Дно. Высоцкий, Ревизор.Ру, 28.01.2017
Что движет светилами, Марина Токарева, Новая газета, 24.10.2016
Все премии ведут в Рим, Российская газета, 16.10.2016
«Горький. Дно. Высоцкий», Свободная пресса, 15.09.2016
Антон Гетман: «Второй Большой театр строить не буду», Екатерина Васенина, Новая газета, 24.08.2016
Дмитрий Брусникин: «Не может быть традиционного театра», Петербургский театральный журнал, 22.08.2016
Пазл из слоновой кости, КоммерсантЪ, 22.07.2016
Опера за горизонтом, Алена Карась, Российская газета, 20.07.2016
«Всегда стараюсь оставлять форму открытой», КоммерсантЪ — Воронеж, 16.06.2016
Студийцы МХАТа подмигнули Сталину, Российская газета, 14.06.2016
«Бронзоветь — это не интеллигентно», Т. Владимирова, КоммерсантЪ — Lifestyle, 8.06.2016
О старости – с любовью и без грусти, Республика Татарстан, 6.06.2016
Мир под названием «Молодость», Эксперт Татарстан, 6.06.2016
Ольга Привольнова: «Вот люди, вот поезд, и что нам вместе дальше делать», Школа документального кино Марины Разбежкиной, 27.02.2016
«Сашенька, как мы скучаем по тебе…», Санкт-Петербургские ведомости, 15.02.2016
Чужая жизнь, Алексей Гончаренко, Лучший из миров, 2.02.2016
Игра с документом, Кристина Матвиенко, Лучший из миров, 2.02.2016
«Ответственность перед зрительным залом мобилизует», Ольга Егошина, Новые Известия, 2.02.2016
Молодые таланты МХАТа, Патриоты Нижнего, 13.01.2016
«Началось новое удушение», Радио «Свобода», 13.12.2015
«Началось новое удушение», Радио «Свобода», 13.12.2015
Постигая секреты магического языка, Литературная Россия, 20.11.2015
Дифирамб: Евгений Писарев, Ксения Ларина, Эхо Москвы, 11.10.2015
Театр для жителей города, Мослента, 15.09.2015
Заметка о любви, Театрон, 14.09.2015
«В театре главное, чтобы все было про человека», Андреа Поркедду, Новые известия, 21.07.2015
Пространство сновидения, Экран и сцена, 16.07.2015
МХАТ с доставкой на дом, Мичуринская мысль, 3.07.2015
Эта дорога ведет к театру?, Григорий Заславский, Независимая газета, 2.07.2015
«Побеждает разум, а не мракобесие», Иркутский репортер, 30.06.2015
Времени нет, Восточно-Сибирская правда, 26.06.2015
На московскую сцену можно подняться в Иркутске, Телекомпания „Аист“, Иркутск, 25.06.2015
Поступай как знаешь, ТеатрAll, 19.06.2015
Не радужное прошлое, Театрал, 16.06.2015
Переворот сознания, Театрал, 16.06.2015
Кристальный слон, Сигма, 10.06.2015
«Без тебя скучно!», Новые известия, 9.06.2015
Топ-5 спектаклей июня, The Vanderlust, 3.06.2015
Отзыв. Отклик. Ну, как-то так…, Марина Дмитревская, Петербургский театральный журнал, 3.06.2015
Другое Волоколамское шоссе…, Истринские Вести, 24.05.2015
Между прошлым и будущим, Литературная Россия, 22.05.2015
Prigov's Works Put The'Revolt' Into Revolution, Джон Фридман, The Moscow News, 20.05.2015
"Уж какая тут свобода…, Анна Банасюкевич, ПТЖ, 10.03.2015
Дифирамб с Игорем Золотовицким, Ксения Ларина, Эхо Москвы, 8.03.2015
Маска из глины, Start Up СТД РФ, 13.02.2015
Переворот, Татьяна Лисина, Русский журнал, 31.01.2015
Плач по Конармии и земле, Санкт-Петербургские ведомости, 26.01.2015
Культурная «Революция», Кира Владина, Ваш досуг, 19.01.2015
Музыка революции, Рабкор, 18.01.2015
Фолкнер. Тишина, OpPeople, 11.01.2015
От топота копыт, Камила Мамадназарбекова, Лехаим, 9.01.2015