РЕКТОР ШКОЛЫ-СТУДИИ МХАТ — ИГОРЬ ЗОЛОТОВИЦКИЙ

Адрес: Тверская улица, дом 6, стр. 7.
Телефоны: +7 495 629-39-36 (учебный отдел)
+7 495 629-32-13 (ректорат), + 7 495 629-86-56 (касса)
E-mail: public@mxat-school.ru

| переворот сознания |

Переворот сознания

Театрал, 16.06.2015
Александра Краско

Студенты мастерской Дмитрия Брусникина постоянно обращаются к теме свободы, которая часто может обернуться произволом, к теме тоталитарного общества, к свободе выбора каждого человека, к осмыслению советского прошлого, к вопросу «как жить дальше?».
Кажется, для «брусникинцев» нет ничего невозможного, они размыкают структуру театрального пространства, создают нечто новое и необыкновенное, стирают границу между актером и зрителем, экспериментируют с пространством, со словом и звуком. Так, в заброшенном пространстве завода «Кристалл» силами режиссера и драматурга Андрея Стадникова, композитора Дмитрия Власика, художника Шифры Каждан, хореографа Александра Андрияшкина и актеров мастерской вдруг появляется странный спектакль «СЛОН». Спектакль-загадка, спектакль-путешествие в глубь человеческого сознания. 

«СЛОН» – Соловецкий лагерь особого назначения. Лагерь смерти. Необозримое красно-кирпичное пространство «Кристалла» тоже пахнет смертью, советским прошлым. История уничтожения народа оживает в неуютном, напряженном месте, где когда-то производили «опиум для этого народа». В зале с кафельной плиткой, обшарпанными тумбочками, больничным запахом выстроятся в ряд актеры, минута молчания будет долгой. Перед глазами на мгновение встанет картина расстрела осужденных. Но пока осужденные еще могут жить, они будут играть, играть советские пьесы в лагере смерти, извиваясь всем телом в страшных конвульсиях, будут отчеканивать слова из «Интервенции» Льва Славина, «Далекого» Александра Афиногенова, наконец, «Тани» Арбузова.
Слова о счастье звучат так же нелепо, как и финал арбузовской «Тани» про летящий снег и ожидание чуда. Чудо обернулось зловещим предзнаменованием смерти, семейные вечера – одиночеством, а человек – бездушным существом без имени и пола. Отстраняясь от образа зэков, «брусникинцы» максимально приближают его к себе, держат на расстоянии вытянутой руки, а потом в одно мгновение с силой к себе притягивают. И холодный, диктаторский тон сменяется кровавым воплем заключенных о свободе.

Путешествие по искореженному человеческому сознанию продолжается в холле завода, где среди труб, длинных шестов, на которых висят рубашки заключенных, среди примостившихся на старых подоконниках и на холодном полу зрителей сидят актеры и совершают ритуал разделения странных металлических конструкций под еле слышное бормотание «Психоза» Сары Кейн и импровизацию шорохов, скрипов, всхлипов причудливых инструментов (узнаваемый почерк руки Дмитрия Власика). Снова и снова железки со звоном будут ударяться о кафельный пол, и до слуха «подчиненных» будет доноситься песня-молитва о смерти. Сознание погрузилось в бесконечное безумие, уроки «СЛОНа» не прошли даром, память погрузилась в сон.

«Брусникинцы» предлагают зрителю опасную игру, игру со временем, игру между сном и явью, между иллюзией и реальностью. Из длинного холла зритель попадает в огромное пространство цеха завода, напоминающее пустой вокзал, в этом вневременном пространстве будут ниоткуда возникать женщины в длинных платьях, священники и подсудимые, голодные и озверелые люди, требующие право на жизнь, которая их искалечила.
Размыкая в третьей и самой длинной части спектакля структуру действа, актеры погружают зрителя в его эпицентр, каждый становится действующим лицом этого бесконечного длящегося фильма-действительности пера Бертолуччи, Андерсона, Полански, МакКуина. Здесь переворот произойдет не только с актерами, но и со зрителем. Для того, чтобы стать частью осколков артхаусных фильмов, стоит лишь оттолкнуть кресла-платформы от пола, оставить зрителя в свободном полете. Если не хочется входить в витиеватый коллаж сюжетов, можно, не отрывая глаз, наблюдать за закатом оранжево-красного солнца ( актеры без малейшего усилия разворачивают зрителя лицом к окну), а можно, отдав себя актеру-проводнику, кататься по пустому цеху, слушая Бетховена. Но если все-таки постараться прислушаться к словам актеров, войти в один из пластов фильма, прожить с персонажами их историю, окунуться в их воспаленное сознание, то можно увидеть последствия того страшного времени, проведенного за колючей проволокой. Герои, пришедшие каждый со своей историей в это пространство, кружат по нему, не находя выхода. Слишком много совершено преступлений, слишком много кровосмешений и убийств. И даже священник (блистательная работа Алисы Кретовой), к которому приходят герои, не знает ответа, как жить дальше.

Бесцветные лица, тела, закованные в кожаную одежду, механические движения, вопль отчаяния от осточертевшей пустоты, душа, связанная цепями внутренней несвободы – все это отзвуки великого террора. А во время этого нескончаемого действа кругами ходит блаженная (Дарья Ворохобко) тихо проговаривая-пропевая белоснежные строки Пауля Целана, орошая измученных героев каплями прохлады. Когда садится солнце, наступает темнота.

«Брусникинцы» постепенно «разжигают» огонь революции, огонь протеста, огонь переворота. Где-то в недрах цеха уже не говорят, орут герои, бросаются друг на друга, словно звери. В полной темноте наступает апофеоз. Истошно воет воздушная сирена, кажется, что стены огромного завода дрожат от звука, свиста, вопля. И вдруг – тишина. В тишине слышны отдаленные голоса голливудских актеров. Свобода придет неожиданно. Каждый распорядится дарованной свободой, как подскажет ему совесть.
Горький. Дно. Высоцкий, Отсебятина (Ярославль), 27.04.2017
Колыбельная Распутина, Аргументы недели, 30.03.2017
Высокий средний уровень, Русский репортер, 29.03.2017
Старикам тут место, Такие дела, 17.03.2017
Здесь и сейчас, Кристина Матвиенко, Colta.Ru, 7.03.2017
Король Лир оценен на отлично, Вечерняя Москва, 22.02.2017
Вся жизнь в искусстве, КультМск, 10.02.2017
«До и после» сцены, Светлана Наборщикова, Известия, 31.01.2017
Брусникинцы пригласили на чай, Алексей Аджубей, Независимая газета, 31.01.2017
Горький. Дно. Высоцкий, Ревизор.Ру, 28.01.2017
Что движет светилами, Марина Токарева, Новая газета, 24.10.2016
Все премии ведут в Рим, Российская газета, 16.10.2016
«Горький. Дно. Высоцкий», Свободная пресса, 15.09.2016
Антон Гетман: «Второй Большой театр строить не буду», Екатерина Васенина, Новая газета, 24.08.2016
Дмитрий Брусникин: «Не может быть традиционного театра», Петербургский театральный журнал, 22.08.2016
Пазл из слоновой кости, КоммерсантЪ, 22.07.2016
Опера за горизонтом, Алена Карась, Российская газета, 20.07.2016
«Всегда стараюсь оставлять форму открытой», КоммерсантЪ — Воронеж, 16.06.2016
Студийцы МХАТа подмигнули Сталину, Российская газета, 14.06.2016
«Бронзоветь — это не интеллигентно», Т. Владимирова, КоммерсантЪ — Lifestyle, 8.06.2016
О старости – с любовью и без грусти, Республика Татарстан, 6.06.2016
Мир под названием «Молодость», Эксперт Татарстан, 6.06.2016
Ольга Привольнова: «Вот люди, вот поезд, и что нам вместе дальше делать», Школа документального кино Марины Разбежкиной, 27.02.2016
«Сашенька, как мы скучаем по тебе…», Санкт-Петербургские ведомости, 15.02.2016
Чужая жизнь, Алексей Гончаренко, Лучший из миров, 2.02.2016
Игра с документом, Кристина Матвиенко, Лучший из миров, 2.02.2016
«Ответственность перед зрительным залом мобилизует», Ольга Егошина, Новые Известия, 2.02.2016
Молодые таланты МХАТа, Патриоты Нижнего, 13.01.2016
«Началось новое удушение», Радио «Свобода», 13.12.2015
«Началось новое удушение», Радио «Свобода», 13.12.2015
Постигая секреты магического языка, Литературная Россия, 20.11.2015
Дифирамб: Евгений Писарев, Ксения Ларина, Эхо Москвы, 11.10.2015
Театр для жителей города, Мослента, 15.09.2015
Заметка о любви, Театрон, 14.09.2015
«В театре главное, чтобы все было про человека», Андреа Поркедду, Новые известия, 21.07.2015
Пространство сновидения, Экран и сцена, 16.07.2015
МХАТ с доставкой на дом, Мичуринская мысль, 3.07.2015
Эта дорога ведет к театру?, Григорий Заславский, Независимая газета, 2.07.2015
«Побеждает разум, а не мракобесие», Иркутский репортер, 30.06.2015
Времени нет, Восточно-Сибирская правда, 26.06.2015
На московскую сцену можно подняться в Иркутске, Телекомпания „Аист“, Иркутск, 25.06.2015
Поступай как знаешь, ТеатрAll, 19.06.2015
Не радужное прошлое, Театрал, 16.06.2015
Переворот сознания, Театрал, 16.06.2015
Кристальный слон, Сигма, 10.06.2015
«Без тебя скучно!», Новые известия, 9.06.2015
Топ-5 спектаклей июня, The Vanderlust, 3.06.2015
Отзыв. Отклик. Ну, как-то так…, Марина Дмитревская, Петербургский театральный журнал, 3.06.2015
Другое Волоколамское шоссе…, Истринские Вести, 24.05.2015
Между прошлым и будущим, Литературная Россия, 22.05.2015
Prigov's Works Put The'Revolt' Into Revolution, Джон Фридман, The Moscow News, 20.05.2015
"Уж какая тут свобода…, Анна Банасюкевич, ПТЖ, 10.03.2015
Дифирамб с Игорем Золотовицким, Ксения Ларина, Эхо Москвы, 8.03.2015
Маска из глины, Start Up СТД РФ, 13.02.2015
Переворот, Татьяна Лисина, Русский журнал, 31.01.2015
Плач по Конармии и земле, Санкт-Петербургские ведомости, 26.01.2015
Культурная «Революция», Кира Владина, Ваш досуг, 19.01.2015
Музыка революции, Рабкор, 18.01.2015
Фолкнер. Тишина, OpPeople, 11.01.2015
От топота копыт, Камила Мамадназарбекова, Лехаим, 9.01.2015